+7 987 432 52 95 (для SMS, Viber,WhatsApp)

Маргарита Шарапова / Актуальное интервью // 03.03.21 | Эхо Москвы в Самаре

Эфир online

Маргарита Шарапова / Актуальное интервью // 03.03.21

04 марта
11:54 2021

Программа «Персона Z» за 3 марта 2021 г.

Ведущая — Елена Яшина. Гость — директор клиники косметологии и пластической хирургии Маргарита Шарапова.

Е. Яшина — 14 часов 6 минут в Самаре, У микрофона Елена Яшина. За звукорежиссерским пультом Владислав Федоров, И это программа «Персона Z» о пророках в своем Отечестве, о неизвестном про известных людей. Сегодня наш гость — Маргарита Шарапова, руководитель старейшей клиники в Самаре — клиники косметологии и пластической хирургии, клиники Шараповой.

Здравствуйте, Маргарита Васильевна.

М. Шарапова — Здравствуйте Елена Закировна, здравствуйте, дорогие слушатели.

Е. Яшина — Маргарита Васильевна, ваша клиника имеет очень давнюю историю. Я посмотрела внимательно все и помню вас прекрасно: вы такое впечатление производили всегда необычного человека, очень известного. Я помню, вы были известным человеком уже очень давно. Я вспоминаю, что с юности у меня было такое ощущение, что я ваше лицо помню. Ваша клиника существует с 1997 года. Сколько вам лет?

М. Шарапова — А можно я с вранья по крайней мере не буду начинать. Давайте, я так скажу: мне 75, а дальше вы будете восхищаться.

Е. Яшина — Восхитительно!

М. Шарапова — А вы знаете, мне сегодня очень сложно соврать, потому что сегодня мои родители отмечают 67 лет со своей свадьбы. То есть мои родители, во-первых, живы, во-вторых, до сих пор в браке. Они меня не сразу родили, они жили в Китае до моего рождения. Но когда-то сделали такой труд — родили меня. Дорогие родители, спасибо вам большое, я довольна.

Е. Яшина — Поговорили о рождении, по крайней мере.

М. Шарапова — Ну оно когда-то состоялось.

Е. Яшина — Маргарита Васильевна, вы являетесь такой фигурой интересной сейчас в Самаре. Я сама, честно скажу, пользуюсь услугами вашей клиники, хотя и редко очень. Но могу сказать, что я увидела фамилию Шарапова и пособирала информацию. И вот что получилось. Дело в том, что вы являетесь такой загадочной фигурой: клинику знают все. Это правда. По крайней мере жещины знают, врачи знают все.

М. Шарапова — Ваши слова да богу в уши.

Е. Яшина — Но это правда. С другой стороны, очень мало людей, знакомых с вами лично. То есть сказать, что сейчас, когда спрашиваешь, кто это Шарапова, такое ощущение, что люди не знают, кто, ну такой вот человек, который есть как некое имя. Скажите, пожалуйста, как получилось, что клиника носит ваше имя?

М. Шарапова — Мне это нравится, как в том анекдоте: а что вы хотите, чтоб я на вывеску повесил? Понимаете, это, на самом деле, не я выбрала. У меня было много разных идей, когда мы отделились формально от диагностического центра и стали работать как самостоятельное учреждение. У меня было самое яркое, наверное, название, каким я хотела назваться «Салон МАО». Это ничего не значит, но это красиво звучит. Потом я хотела назваться Клиника «Форма» под лозунгом «Будьте в форме» или «Будьте всегда в форме». Но, знаете, меня отговорили регулирующие органы. В Лицензионную палату когда я пришла, специалист мне сказала: ну не дурите, вас знают все, ваше имя будет рекламой.

Е. Яшина — Действительно, я вспоминаю, в то время как-будто период был такой — вас видели. И вдруг вы стали каким-то загадочным человеком, ушли в тень что ли…

М. Шарапова — Это тренд такой. Вы видите, у нас нет личностей…

Е. Яшина — Ну я бы так не сказала, конечно.

М. Шарапова — А я бы сказала. Как-то вдруг мы все усреднились, и эта тенденция идет сверху, и, наверное, это мой сознательный выбор — уйти вне зоны доступа. И мне это очень нравится.

Е. Яшина — Но осталось ваше имя.

М. Шарапова — Вообще во мне еще много веса. И это имя, что называется, неплохо выглядит. Спасибо вам большое, это очень приятные слова.

Е. Яшина — Ну и не только — имя имеет большой авторитет. Я буду и сложные вопросы задавать. Просто, действительно, есть такой опыт восхищения.

М. Шарапова — Вы знаете, сейчас вот как послушают, как вы восхищаетесь мной, я вами… Давайтесь подеремся лучше.

Е. Яшина — Во-первых, хотелось бы узнать, чем ваша клиника отличается от других. Потому что, конечно, слово «старейшая» имеет две стороны медали. С одной стороны, когда мы говорим «старейшая» — это может быть, действительно, самая опытная, а с другой, может быть клиника устаревшей.

М. Шарапова — Мы, когда организовались, были пятой по счету клиникой пластической хирургии. Потом мы стали четвертой, поскольку одну закрыли. Но на сегодняшний день я не сомневаюсь, что из руководителей нашей отрасли я — единственная, кто остался с тех пор дольше всех. Тут у меня сомнений нет. Если кто-то считает по-другому, поправьте меня и простите. Чем мы отличаемся? Тем, что у нас есть все. И в то время это было мало у кого. У нас сейчас есть все инструменты, которыми врач может работать.

Е. Яшина — Вы пластической хирургией первая занялись в Самаре?

М. Шарапова — Нет-нет, я же говорю, что мы были пятыми. Потом одну закрыли, там у них тяжелейшее осложнение случилось. И мы стали четвертыми. А вот потом этот процесс пошел как снежный ком. И я, честно говоря, перестала следить. Конечно, наиболее опытных хирургов я знаю лично, я к ним прекрасно отношусь, с большим уважением.

Е. Яшина — Это отдельные хирурги. А клиника…

М. Шарапова — А клиника… я как руководитель в этой отрасли патриарх. Или матриарх?

Е. Яшина — Матриарх, судя по всему.

М. Шарапова — Ну значит, матриарх, короче говоря. И меня крайне устраивает это положение. Потому что, если вспомнить начало, я сейчас с некоторым ужасом вспоминаю. Потому что у меня было такое гигантское количество методик, за которыми я могла уследить только будучи очень молодой женщиной. Там было, боже ты мой, массаж такой, массаж (неразборчиво), татуаж, солярий, наращивание ногтей, наращивание волос, педикюр-маникюр… Это кошмар.

Е. Яшина — Я данные о вас собирала и выяснила, что вы первая сделали Ботокс.

М. Шарапова — Да, спасибо вам большое, вы такие вещи вспоминаете. Это был октябрь 1997 года. Я его привезла в чемодане из Англии. И, конечно, наши пациенты, действительно, они сделали свои первые инъекции раньше, чем Мадонна, которая с очень большой помпой сделала это в феврале 1998 года. И тогда же, в феврале, когда началось лицензирование этой деятельности, стали получать сертификаты, я очень быстро отправила врача в Москву. А тогда сертификаты были номерные, а его фамилия начинается на букву «а». И поэтому наша клиника стала обладателем сертификата под номером 001 в Самаре. Я его держу в золотой раме на стене и безмерно горжусь тем, что я революцию в косметологии распознала первой.

Е. Яшина — То есть вы умеете распознавать такие тренды.

М. Шарапова — Да трендов мало, я бы, конечно, распознавала, но распознавать-то особенно нечего. Сейчас столько глупостей творится.

Е. Яшина — Мы об этом обязательно поговорим.

М. Шарапова — О глупостях?

Е. Яшина — Я буду о слухах сегодня. Ибо наполнена слухами про вас. И о глупостях мы тоже хотим. Я еще вот о чем хотела спросить: говорят, что вы отговариваете от операций, от процедур каких-то. Зачем вы это делаете и правда ли это?

М. Шарапова — Я это делаю, потому что я могу себе это позволить. У меня очень небольшая клиника. И я не планирую ее расширять, разделять на филиалы и так далее. Меня устраивает моя роль такой, знаете, матери смотрящей. Я вот их всех мамкаю, нянчу и за всем слежу сама. Меня это крайне устраивает, потому что это единственный способ наводить порядок, который я знаю. Мне все говорят, что это неправильно, на бизнес-тренингах я понимаю, что я очень неправильно поступаю, но меня это устраивает. Я хочу сохранять статус-кво и даже не буду искушать судьбу. Почему я отговариваю пациентов?

Е. Яшина — Может, пример можете привести?

М. Шарапова — Ну вот пример. Приходит женщина и говорит: знаете, я хочу сделать подтяжку. Я говорю: перестаньте, вам рано, вам надо дожить до подтяжки. Дожить я имею в виду прожить следующие пять лет, а дальше, пожалуйста, вы можете это сделать. Не будете же вы потдягивать несколько раз за жизнь. Наша жизнь не безгранична. От этого надо отговаривать. Потом вот эти идиотские операции с носом, Нос — это какая-то загадка для меня. Каждый раз, когда я слышу «я хочу нос, как у вас», мне хочется сказать: я, пожалуй, пойду, у меня другие дела. Ужасно не люблю пластику ягодиц — большая кровавая операция, как-то, может, без нее обойтись. Вообще не люблю операции, где они не нужны. Потому что потом это обязательно выстрелит. Вот я вижу эти наши операции, которые делаются не по показаниям, что называется, с той стороны улицы. Это веки. Дорогие слушатели, как жалко, что вы меня не видите, я обильно машу руками и показываю на себе.

Е. Яшина — Это видно у нас на канале в ютубе.

М. Шарапова — Смотрите ютуб. Итак, делают пластику век при очень низких бровях. То есть, когда нужно поднять брови, сделать височный лифтинг, обычный лифтинг, эндоскопический лифтинг, а они убирают веки. Получается и век нет, и брови насупленные, и чего ради это все было? И тут я вам могу авторов, как правило, назвать.

Е. Яшина — Скажите, сейчас меняется отношение к пластической хирургии? Как говорят, раньше люди скрывали, сделали они или нет подобную операцию. Пластический хирург был как дерматовенеролог — как о дурной болезни говорили о пластической операции. Вы с этим сталкивались? Сейчас как?

М. Шарапова — Это, как говорят, был первый-второй демографический переход. Вот так же, я считаю, мы сейчас присутствуем при втором пластическом переходе. То есть вдруг мы видим эту лавину государственных деятелей со следами пластики на лице.

Е. Яшина — Расскажите, интересно.

М. Шарапова — Можно я не буду?

Е. Яшина — Можете не называть имен.

М. Шарапова — Как правило, очень хорошо видно веки у мужчин. У многих людей рубцы очень понятные. Видны подбородки, инсталлированые подбородки мы видим пластику подбородка — она не оставляет рубцов, но результат-то мы видим. А так все очень сильно сейчас увлекаются веками. Одно дело, когда это просто депутаты, но когда это генералы… Смотришь на его фуражку, и он такой альфа-самец, что альфа-самее некуда. И с этими рубцами на нижних веках… Я думаю, боже мой, этого как занесло в наши ряды? Спасибо большое всем, мне уже не надо на рекламу тратиться. И так придут, чтобы быть, как вы.

Е. Яшина — Известные люди часто делают, в телевизоре…

М. Шарапова — Вы же тоже не слепая

Е. Яшина — Ну я в этом не компетентна…

М. Шарапова — А я вам шепну потом, куда смотреть. А больше мы этого никому не скажем.

Е. Яшина — Хорошо. То есть многие делают?

М. Шарапова — Да, сейчас это стало очень распространено. И если, когда я начинала работать, были такие романтические мотивы — муж моложе, любовник ушел к другой, давайте, я хочу выглядеть моложе, то потом это сменилось на нежелание терять работу, когда возникает давление со стороны более молодых коллег. Сейчас, конечно, это селф- промоушен, самопродвижение. Этого перестали стесняться. Вот вы говорите, что я отговариваю от операций. Я еще всегда говорю: скрывайте до последнего, не надо никому рассказывать о том, что вы решили сделать, вообше не надо лишнюю информацию о себе выдавать.

Е. Яшина — Напоминаю, наша программа транслируется на ютуб-канале «Эха Москвы в Самаре». Задавайте вопросы Маргарите Шараповой по СМС, на Wiber, WatsApp по телефону 8 987 432 52 95. Продолжаем разговор.

Маргарита Васильевна, с пластическими хирургами, как я понимаю, теперь здороваются после операции, до этого, может, и скрывают, теперь здороваются.

М. Шарапова — Да в них влюбляются.

Е. Яшина — Хотелось бы еще спросить: а есть ли у вас любимая процедура, которую просто вы рекомендуете?

М. Шарапова — У меня есть такая фишка: я подбородки люблю. Я еще не встречала лиц, у которых подбородок мне казался слишком большим. И отсутствие подбородка я не могу понять, почему люди его не видят, они видят всякую ерунду на себе, видимо, на это надо как-то сбоку посмотреть, а это как-то не с руки. Знаете, стою где-нибудь в пробке, скажем, на Авроре, здесь машина, там машина, смотришь вбок и думаешь боже мой, какая интересная женщина, машина у нее элегантная, сама одета хорошо, ну почему она без подбородка? Это так просто сделать. Это можно сделать изнутри через рот, вообще без разрезов наружных. И потом ваш муж не заметит, будет говорить, что ты такое сделала я не могу понять.

Е. Яшина — Послушайте, это же прямо для мужчин показание.

М. Шарапова — Они много делают подбородки. Но мужчины — разумные люди. Они, как правило, сначала пробуют филерами выложить подбородок, а потом говорят: нет, все-таки как-то филерами дорого, во-вторых — ненадолго и вообще не так значимо. Давайте, мы сделаем на постоянку. Дорогие мои, велком, буду поощрять. Я считаю, без подбородка жизнь проходит мимо.

Е. Яшина — Я в последнее время слышу, что женщины даже хвастаются знакомством с пластическим хирургом. Теперь и я буду хвастаться. У меня есть знакомые, но ваш подход… такое ощущение, что вы этой темой настолько увлечены…

М. Шарапова — У меня было время увлечься. За это время можно передумать все.

Е. Яшина — Маргарита Васильевна, я сделала тут небольшой опрос перед нашей встречей и слушатели и зрители интересуются… О каких-то косметологических процедурах они хотят знать. Может, в целом вы ответите, как вы к ним относитесь. Вот, например, спрашивают часто про SMAS-лифтинг, как вы относитесь к подобным процедурам?

М. Шарапова — Имеется в виду SMAS-лифтинг ультразвуковой? Для того чтобы продатьSMAS-лифтинг ультразвуковой, его назвали так же, как самую эффективную процедуру из области пластической хирургии. Ну вы сами подумайте, как это возможно. То есть для всех одни законы гравитации, что лицо будет стремиться вниз, а здесь вы немножко ультразвуком поработаете, и оно почему-то поползет наверх. Это же глупости. Извините, а можно я о том, d чем хорошо разбираюсь?

Е. Яшина — Вы и в этом хорошо разбираетесь. Мнение ваше интересно.

М. Шарапова — Я просто не хочу в этом разбираться. «Я глупостей не чтец, а пуще образцовых».

Е. Яшина — Все равно спрошу. Вы просто можете сказать, что не считаете это эффективным.

М. Шарапова — Хорошо.

Е. Яшина — Например, сейчас тоже очень распространенная история. Как вы относитесь к похуданию с помощью кавитации? Люди активно худеют, мужчины, женщины.

М. Шарапова — Похудание с помощью кавитации? Как я отношусь? Во-первых я вижу, как работают врачи в ультразвуковой диагностике. У них у всех перчатка на руке, это для того, чтобы не было кавитации. А здесь если вы попадете на печень, или на почку, или на ребро и там у вас будет кавитация. Во что я верю? В то, что я вижу своими глазами. Вот когда после липосакции выносят ведро с жиром, в это я верю. Это я понимаю. Но когда мне говорят: знаете, мы сейчас сделаем, а эффект у вас будет через шесть месяцев. Тогда давайте и в кассу ходить тоже через шесть месяцев. Человек я недоверчивый.

Е. Яшина — Это очень хорошо, когда пластический хирург, когда организатор медицины, руководитель недоверчив. Я так понимаю, значит, вы отвечаете за людей.

М. Шарапова — Абсолютно. А кто в суд-то пойдет, как не я. Ну не хирург же. Он занят другими делами. У нас с ним разделение обязанностей. Поэтому давайте не будем ерундой заниматься. Есть доказательная медицина, мы это с удовольствием применим. Но там, где есть просто какие-то фантазии, или как любая косметология, как бы вам сказать, — торговля надеждой. Вот тут я не особо…

Е. Яшина — То есть это некая вера в чудо?

М. Шарапова — Абсолютно. Я такая же, как вы, в этом плане. Мне сейчас скажи, что появился чудо-аппарат… Но я сначала подумаю, а уже потом пойду.

Е. Яшина — Ну, вы специалист.

М. Шарапова — А потом не пойду.

Е. Яшина — Когда показаны и уместны пластические операции?

М. Шарапова — А вот здесь надо разделить. Есть реконструктивная хирургия, которая тоже пластическая. Есть эстетическая, возрастная, невозрастная и так далее. Вообще что такое для меня в жизни пластическая хирургия? Это прежде всего свобода выбора. Вообще, как известно, кому-то свобода и не нужна. А кто-то без нее жить не может. Просто как вы хотите жизнь прожить.

Е. Яшина — Это влияет на жизнь?

М. Шарапова — Я надеюсь.

Е. Яшина — Просто у меня немного другая точка зрения, поэтому я интересуюсь.

М. Шарапова — Вы хотите, например, чтобы ребенок испытывал в школе проблемы из-за лопоухости? Или вы ему в чем -то поможете?

Е. Яшина — Я просто человек другой породы, Маргарита Васильевна, честно вам говорю. Я считаю, что человек должен своей личностью продвигаться…

М. Шарапова — Все понятно. Но, скажем, у дочери не выросла одна молочная железа. Знаменитый синдром. Вы что, не будете ребенку помогать?

Е. Яшина — Я думаю, большинство помогало бы.

М. Шарапова — Конечно! Приходят и это делают. На нефтеперерабатывающем заводе — взрыв. Оторвало нос работнику. Это был прекрасный случай, потому что за него заплатили. В чем проблема вот такой большой реконструктивной хирургии? Она очень затратна. Она отнимает огромное время хирурга. Как руководитель я их не люблю. Как человек я им аплодирую. Потому что человек жил без носа в результате травмы. Хирург, боже мой, должен левой рукой правое ухо достать. Тут мы начинаем пересаживать кусок кожи на лоб, потом со лба они двигают на 180 градусов на нос. Через год человек уже опять имеет нос. Скажите, как к этому относиться? Да с радостью! Воспринимать пластическую хирургию как гламурное развлечение каких-то дурочек между спа-салоном и фитнес-центром не рекомендую. Это серьезное мероприятие. Потом, как вы знаете, все восстановления молочной железы после рака — это, вообще говоря, наша компетенция. Я даже не вспоминаю о врожденных уродствах, потому что это самое знаменитое чем занимаются хирурги. Это волчья пасть, заячья губа и так далее.

Е. Яшина — Это понятные вещи. У меня вопрос про детей. А насколько рано можно этим заниматься? Когда, например, лопоухий ребенок.

М. Шарапова — Это зависит от ребенка. Если ребенок будет терпеть местную анестезию, то есть один укол ультракаина или лидокаина, и вы дальше знаете, что он будет спокойно лежать в операционной, его можно прооперировать, Но некоторые-то сумасшедше орут. Это зависит от детей. Иногда от родителей с их амбициями.

Е. Яшина — Я, кстати, как психолог задумалась, к вам надо идти через психолога.

М. Шарапова — Зачем? Через меня можно прийти. Чем я не психолог за это время. Я ничего плохого не пожелаю, потому что мне это невыгодно. Выгодны счастливые пациенты.

Е. Яшина — А сейчас мы прервемся на новости. В студии — Маргарита Шарапова и я, Елена Яшина. За звукорежиссерским пультом Владислав Федоров.

Это программа «Персона Z» с Маргаритой Шараповой на «Эхо Москвы в Самаре». У микрофона Елена Яшина. Вопросы нашему гостю можно задать по СМС, на Wiber, WatsApp по телефону 8 987 432 52 95.

Маргарита Васильевна, косметология зависит от моды?

М. Шарапова — Конечно! Косметология напрямую зависит от моды. Это не просто мода. Это еще и навязанное мироощущение. Это навязанная тенденция.

Е. Яшина — Стоит ли к этому прислушиваться? Давайте порассуждаем на эту тему.

М. Шарапова — Это зависит от вас. Если вы считаете, как нормальный человек, я ,например, считаю — вот то, что я надела на себя — это модно. Точка. И вы свой гипноз распространяете вокруг себя. Либо вы смотрите что надела… ну подскажите, у меня даже нет телевизора, поэтому я не могу назвать какую-то фамилию. Ну, Бузова, скажем. Вот она надела, и это будет для вас модно. Значит, вы человек внушаемый и будете следовать тенденциям. Как рождается мода в одежде, прекрасно описано в книге и фильме «Дьявол носит Прада». То же самое абсолютно мы видим в искусстве. Почему я об этом говорю, мне даже как-то не очень удобно в этом признаваться — я увидела впервые «Мону Лизу» в Лувре в 1983 году. Тогда она была без стекол, без защиты. Мы в этом зале были ну не вдвоем с мужем, но, по крайней мере, людей там было очень мало. Смотрю и думаю: какое несущественное произведение, оно ничем не цепляет, вся эта глубина, которую там описывают… вот знаете, люди сидели, в носу ковыряли — что бы нам такое еще написать. Рядом картина Веронезе, около которой можно полдня провести. Но сейчас, когда «Мона Лиза» отделена от вас семью слоями защитного стекла и дальше между вами еще одна тысяча китайских черных голов с телефонами, говорить о том, что она производит какое-то эмоциональное впечатление… Послушайте, давайте не будем морочить друг другу головы — никакого эмоционального впечатления это, с моей точки зрения, очень среднее произведение, не производит. Это чистой воды успех маркетинга. Все то же самое мы видим в косметологии. Если вы увидите наших соотечественниц в дистиллированном виде где-нибудь в пятизвездочном отеле в Турции, где специально отобранная публика. Эти губы, начиная с 20-летнего возраста, меня просто пугают. Назвать это красивым нельзя. Назвать это сексуальным нельзя. Вообще это просто декларация: я хочу выглядеть сексуально.

Е. Яшина — Это, на ваш взгляд, псевдосексуальность?

М. Шарапова — Нет, это декларация. Мужчинам этого достаточно: ты хочешь выглядеть сексуально, дорогая? Мне этого хватит, а дальше получилось или нет — как пошло. Я по этому поводу спрашивала пластических хирургов. Когда я вернулась из Турции в полном ужасе, почему все выглядят как будто они готовы немедленно к съемкам порнофильма приступить.. Я спрашивала, почему, дорогие хирурги? Кто виноват? Они были единодушны: виноваты косметологи. Это все-таки высоко коммерциализированная область медицинских услуг, они просто убеждают пациентов: а как без этого, как вы будете с вашими губами жить дальше?

Е. Яшина — У меня еще один слух есть. Скажете, правда это или нет. Что вы знакомы с легендарным американским пластическим хирургом Дэниэлем Беккером, который делал операции Мадонне, Опре Уинфри.

М. Шарапова — Это не слух. Думаю, что вы видели нашу с ним фотографию. Дэниел Беккер такой хороший человек.

Е. Яшина — Так это правда?

М. Шарапова — Это правда, полная правда.

Е. Яшина — Я хотела бы спросить, вы, наверное, общались. Отличаются ли эти тренды, о которых вы говорили? Везде ли это так?

М. Шарапова — Дэн Беккер — самый известный специалист на Манхеттене по анатомии лица. Это факт, который уже никем не оспаривается. Поэтому среди его пациентов — Опра Уинфри, Софи Лорен и так далее. Я по телефону с ним договаривалась, чтобы нам встретиться не в Америке, а в России. Он сказал: ты знаешь, я буду в Питере. А Питер откуда взялся? Он говорит: концерт Мадонны там будет. И тут я поняла: попался — все-таки это он оперировал Мадонну.

Е. Яшина — Он не разглашает имена своих пациентов?

М. Шарапова — Всегда есть рядом медсестры, которые с большим удовольствием с девушкой из далекой Самары побеседуют. Тем более, я-то слушать люблю. Он вообще очень интересный человек. Он же много оперировал в России. Одно время он сюда ездил, потом сказал, что ему надоело это все. Кто из русских хочет до меня добраться, они прекрасно добираются до Манхеттена. Пожалуйста, я вас там и буду оперировать вдали от родины. Что он говорил? Я вашу пластическую хирургию вижу издалека. Вот эти ваши плоские глаза, когда убираются веки и не устанавливается никакой объем, глаза уже с трудом закрываются. Вот эти плоские глаза и, как он говорит, утиные губы, вы что, считаете это красивым?.

Е. Яшина — То есть это считается красивым только у нас?

М. Шарапова — Да и у нас это не считается красивым, это просто глаз замылен уже. Дэниел Беккер, он вообще мудрец…

Е. Яшина — Как вы познакомились?

М. Шарапова — Мне нужна была консультация по части анатомических особенностей. 300 долларов консультация — и все знакомство. Понимаете, они другие люди. У них вот эта коммерция где-то заканчивается, и когда я говорю, знаете, я врач из России со своими болезнями и у меня клиника. Да вы что! И дальше слово за слово. А тут у Дэниела ассистент ближайший Роб Вольский. Он поляк. Ну еще Польска не сгинела. Мы нашли общий язык, и дальше он меня несколько лет приглашал на свои конгрессы, где такие бои были! Это было так интересно. У меня, конечно, с Беккером связаны очень приятные впечатления. Он во многом изменил, кстати сказать, мое отношение, со многим примирил в пластической хирургии. Я была раздражена какими-то тенденциями, он как-то меня успокоил. Потом я начала: доктор Беккер, эти пациенты, они вечно ноют со своей реабилитацией: то у них отеки не проходят, что нам делать, пропишите мазь. Он берет бумагу, ручку и пишет: тинктура времени. То есть настойка времени, время все лечит.

Е. Яшина — И это пройдет.

М. Шарапова — Да. Кольцо Соломона: и это пройдет. Молодец? Ох, доктор Беккер, живите долго и счастливо!

Е. Яшина — А вы продвижением клиники своей занимаетесь?

М. Шарапова (небольшой сбой трансляции)… да постоянно, постоянная поддержка. Я уже говорила, что не собираюсь расширяться. Мне комфортно в этой клинике, я себя чувствую как в семье. Во многом это такой патерналистский подход, семейный, он неправильный…

Е. Яшина — Вполне российский. Это же особенность менталитета нашего.

М. Шарапова — Я его обожаю. У меня там двоюродный кузен, тут Святослав Владимирович, который (я шучу конечно, про кузена) меня ругает. Тут у меня две сестрички — мои правая и левая руки, мои администраторы. Тут мои любимые, как дочки, два косметолога — две Елены. И шалопутные дети мои — пластические хирурги, которых я тоже обожаю. Это все-таки семья.

Е. Яшина — Вы, кстати, скорее, врач, бизнес-вумен в своей клинике?

М. Шарапова — Поехали с самого начала. Для того, чтобы в свое время мне стать анестезиологом — я же была анестезиологом раньше, мне пришлось стать хирургом. Тогда был такой порядок. Я никого не успела прооперировать, чем я считаю, очень много жизней спасла. Человечество мне должно за это золотой памятник поставить. Тем не менее я поняла, о чем речь, как организовывается операционная. А если вы можете организовть операционную, вы не будете заниматься ногтями или волосами, потому что это сложно, это интересно, это мало кто может. Безумно повезло, что я все свои знания применила к своему в том числе финансовому результату, своей финансовой выгоде. Сейчас, если подходить формально, у меня действующий сертификат по организации здравоохранения. Чем я занимаюсь? В первую очередь — безопасностью пациентов. То есть мне надо проследить, чтобы все было стерильно, чтобы все было безопасно, наркозы и так далее. Дальше. Я занимаюсь обслуживанием интересов врачей. Кому такие нитки нужны, кому другие нитки, кому нужны какие-то шприцы со съемной иглой или не со съемной. Это такая рутина, но она мне нравится. Это как дома хозяйством заниматься.

Е. Яшина — Сейчас очень много медицинских центров открылось, с хорошими вывесками. Вы это, наверное, тоже наблюдаете. Там часто обещают очень многое, что это суперсовременная клиника и так далее. На первый взгляд, вроде все хорошо, а за этим фасадом что? Есть ли там опасность?

М. Шарапова — А кто знает? Я наблюдаю со слезами за этим. Речь идет об организациях, которые очень часто филиалы московских клиник. То есть они приезжают сюда, арендуется какая-то площадка, делается ремонт. Дальше они выбирают отдельных врачей, которые принимаются на ноль целах ноль десятых ставки для того, чтобы лицензионные требования соблюсти. Эти врачи, они одноразовые. То есть они приходят на операцию, на прием, встречаются в первый раз с так называемой командой и потом так же быстро разбегаются. Это касается всех — лор-врачей, гинекологов, анестезиологов, пластических хирургов. Я иногда еду по Московскому и думаю: вот здесь между «газелькой» «Деловых линий» и доставкой пиццы обязательно мелькают какие-то там анестезиологи и хирурги, которые с энтузиазмом торгуют собой на вынос. Это не просто подрыв коммерции — да наплевать на это…

Е. Яшина — В чем опасность для пациентов?

М. Шарапова — Опасность в том… Понимаете, пластическая хирургия — это элективное мероприятие, здесь списать не на что — бог дал, бог взял. Это не прободная язва, это не онкология. Я вам расскажу… О! Чудесный пример. Это произошло лет пять назад в прекрасной клинике в Самаре. Все бы ничего, но анестезиолог пришел на работу третий день. То есть он закончил институт, 1 сентября он пришел на работу, 3 сентября случается история. Очень хороший пластический хирург оперирует, ставят импланты. Но анестезиолог знать не знает, что происходит в операционном поле, не знает ни одного этапа операции. Хирург там копается у себя, а анестезиолог сидит, и вдруг у него мониторы начинают плясать канкан. Что-то такое у нас — пошла тахикардия, давайте я буду с ней бороться. Потом давление повысилось. Давайте, я его сейчас снижу. При этом анестезиолог помалкивает, не спрашивает: слушай Михалыч, а что вы там в ране вытворяете, что происходит? В общем он борется со своими показателями, в это время хирург уже заканчивает, а пациентка в коме. И она еще две недели находилась в коме, но, слава богу, все обошлось, клиника-то серьезная. На следующий день они собрали консилиум, импланты вынули, но пациентка в себя прийти не может. И когда дело дошло до суда, почему-то решили хирурга объявить виноватым. Раскрою тайну: за три месяца до этого у нас тоже собиралось быть то же самое. То есть операция, хирург ставит имплант на место, повышается давление, тахикардия. Он убирает имплант — все прекращается. Но у нас собаку съел анестезиолог, он знает каждый этап. И как только что-то происходит, он понимает, что там что-то не то творится. И тут они мне позвонили, я уже сама включилась в это. Что делать? Я говорю: быстро убирай импланты и заканчивайте операцию. Зашиваемся, но все надо визуализировать. И в это же время умерла пациентка в Екатеринбурге. Строго от того же самого. Вот что такое отсутствие связи. Операционная бригада должна быть командой.

Е. Яшина — Мне стоматолог рассказывал, что если хирург постоянно не работает в клинике, это создает огромные проблемы для пациентов.

М. Шарапова — Я об этом и говорю. Когда они, как блохи, скачут по центрам… Когда-нибудь это закончится. Как когда-то была проблема, что все платные услуги оказывались в государственных учреждениях. Это просто несправедливо. И это прошло. Я надеюсь прекратится и эта беготня профессионалов по разным медцентрам. Площадок много, специалистов мало.

Е. Яшина — Маргарита Васильевна, мне кажется, косметология напрямую связана с пониманием красоты. Я думаю, что вы наверняка задумывались над тем что такое красота. Понятно, что философы по-разному к этому относятся. Может, у вас есть какой-то идеал? Что для вас красота?

М. Шарапова — Давайте разберемся. Физическая красота лица — это три точки: две скулы и подбородок, которые должны быть выраженными. Прибавьте к этому правильных размеров нос, не очень близко посаженные глаза, и мы будем иметь дело с красотой. Может, красота во времени вас интересует?

Е. Яшина — Знаете, откуда взялся вопрос? Вы посвятили фактически всю свою жизнь работе с красотой. Честно говоря, я думала, что вы больше будете говорить о внешних вещах. Но вдруг вы стали говорить о каких-то смыслах. И у меня ощущение, что красота для вас имеет особый смысл. Или давайте оставим это вопросом.

М. Шарапова — Красота иногда вообще становится спорным понятием. Я вспоминаю, как я стояла в Лондоне в музее Дали и записывала, тогда телефонов не было, я записывала высказывания Дали. А у него была таблица, в которой было противопоставление того, что он предпочитает чему. Галу он предпочитает всем остальным женщинам. Дали он предпочитает всем мужчинам, а вот красоту он предпочитает естественности. Браво! Красоту я предпочитаю естественности. Очень естественно, вы знаете, стареть, иметь бородавку на носу, иметь пятна на лице. Очень естественно. Но зачем? Жизнь одна! Если бы у нас их было три, давайте одну естественно проживем.

Е. Яшина — Вот на этом у нас прекрасным образом завершается наша программа. Это была программа «Персона Z» на «Эхо Москвы в Самаре». В эфире с гостем Маргаритой Шараповой была Елена Яшина. Чрезвычайно интересно.

М. Шарапова — Спасибо.

.

.

Tags
Поделиться публикацией:

Related Articles

16.04.21 • Заметки на полях смартфона с Александром Сёмочкиным

Редколлегия • 16.04.21 / Михаил Лёвин, Алена Воронцова / Ведущий Сергей Курт-Аджиев

Номер телефона рекламной службы

+7 (846) 219-33-22

Опросы

Поддерживаете ли вы строительство детского образовательного центра Самарской епархии?

Просмотреть результаты

Загрузка ... Загрузка ...

Реклама

Календарь

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031