Прямой эфир +7 (846) 219-33-11 || +7 987 432 52 95 (для SMS, Viber,WhatsApp)

Эхо Москвы в Самаре

Дмитрий Азаров / Персонально ваш // 24.09.2020

Дмитрий Азаров / Персонально ваш // 24.09.2020
Сентябрь 25
13:10 2020

Программа «Персонально ваш» за 24 сентября 2020 года

Ведущий — Максим Курников

Гость — губернатор Самарской области Дмитрий Азаров


М. Курников— Здравствуйте, в эфире программа «Персонально ваш». У микрофона Максим Курников и сегодня персонально ваш губернатор Самарской области Дмитрий Азаров. Здравствуйте.

Д. Азаров— Добрый вечер.

М. Курников— Начнем с вопросов, которые приходят. Ну, во-первых, давайте напомним, что мы принимаем их сейчас через YouTube, весь день их нам отправляли по СМС, я их проанализирую, но прежде чем перейдем к вопросам, я все-таки вас спрошу о тех новостях, которые прорывались на федеральную повестку из Самарской обасти. Сначала я спрошу вас про вашего земляка господина Дегтярева, который стал губернатором Хабаровского края. Вы с ним наверняка пересекались здесь. Скажите, гордитесь земляком? Повезло хабаровчанам?

Д. Азаров— Конечно, мы знакомы. Знаете, хабаровчане сами определят и судить будут по делам. Я уверен, что у Михаила Владимировича есть значительный потенциал, управленческий потенциал. Он человек известный на федеральном уровне, имеет опыт ведения политических кампаний, что, наверное, важно в этой ситуации. Ну и, конечно, он взял на себя ответственность за регион в очень непростое время. Я с огромным уважением к хабаровчанам отношусь, я был в регионе, был в Хабаровске, был в Комсомольске-на-Амуре во время своей работы в Совете Федерации. Помогал по возможности, потому что возглавлял комитет, в том числе и по региональной политике были вопросы наши. И знаю, насколько это удивительные люди — дальневосточники в целом и хабаровчане в частности. Они, могу сказать, ментально отличаются значительно от тех, кто живет в европейской части России. Это правда, и это надо учитывать. Очень надеюсь, что желание Михаила Владимировича позволит ему и разобраться в сложности текущего момента в этом удивительном, красивом, суровом зачастую характере дальневосточников хабаровчан, и найти правильный подход в работе с людьми и правильные решения, оптимальные, для развития региона.

М. Курников— Ну, в общем, ему будет тяжелая сейчас задача поставлена.

Д. Азаров— Знаете, нет простых регионов, я вам честно скажу. Я объехал абсолютное большинство субъектов Российской Федерации и могу сказать, что в каждом регионе есть свои проблемы, есть свои сложности. И зачастую опережающие темпы социально-экономического развития формируют и свои вызовы еще более сложные. Поэтому простых регионов нет, это я вам совершенно ответственно говорю.

М. Курников— Еще одна тема, которая прорвалась на федеральный уровень не только из Самарской области, Самарская область здесь не исключение. Это те мигранты, оторые скопились вдоль границы с Казахстаном. Какая сейчас ситуация в Самарской области, какие у вас есть цифры, сколько там — тысячи, сотни людей?

Д. Азаров— На утро… Естественно это ситуация, которая находится в зоне постоянного моего внимания. Ежедневно утренние доклады по количеству граждан иностранных государств, которые находятся на границах региона с желанием покинуть Российскую Федерацию и уехать в страну своего постоянного проживания. На утро — 2700 граждан Узбекистана, 2712 — если быть точным, на территории Самарской области в пункте временного размещения. У нас большое количество, естественно, работает людей из других стран, представители разных национальностей в экономике. Но тех, которые приехали в регион с целью выезда дальше — 2712.

М. Курников— Которые застряли на границе.

Д. Азаров— Могу вам сказать точные цифры — при этом 40 женщин, 13 детей. Детишки в общем подросткового возраста — 10-15 лет. Всех маленьких нам удалось отправить, договориться в том числе с теми, кто ожидал своей очереди выезда, чтобы все-таки женщин с маленькими детьми отправить побыстрее. Ожидаем в ближайшее время… планируем, что до 3 октября они все смогут покинуть Самарскую область, Российскую Федерацию. Очень непростой вопрос для нас. Он достаточно сложно решается, потому что действуют ограничения и в Узбекистане, и в Казахстане. И приходится прилагать много усилий, чтобы граждан отправить.

М. Курников— А это какая-то постоянная сумма, которая уменьшается, или туда постоянно стекаются еще и еще?

Д. Азаров— Знаете, у нас сегодня первый день, когда не было притока граждан Узбекистана с желанием отправиться. Но это большая системная работа не только Самарской области, но и наших коллег из министерства внутренних дел Российской Федерации, наших соседей. Мы распространяем информацию, что, собственно, выехать отсюда нисколько не проще, чем из других регионов, и не нужно сюда ехать. Вообще у нас и пограничного перехода-то нет.

М. Курников— Как так получилось, что они здесь оказались?

Д.Азаров— Они ехали в Оренбургскую область, здесь пограничный переход в Казахстан, и через Казахстан в Узбекистан выехать. Но в какой-то момент в мае месяце неожиданно для нас были перекрыты границы Оренбургской области, и они остались у нас. Понятно, мы заботу… Это же люди. Да, это не граждане Российской Федерации, но это люди, и нужно по-человечески к ним относиться. Поэтому мы разбили один лагерь временного размещения, потом второй. Они были в разных местах — сначала в Большечерниговском районе, потом в Кинельском сейчас они. Но, надеемся, всех вывезем. Уже больше 10 тысяч человек, которые ожидали выезда, через территорию Самарской области, нам удалось отправить. Хочу сказать, поскольку это эфир федеральный, что не нужно ехать в Самарскую область. Никаких отдельных договоренностей Самарская область с Республикой Узбекистан не имеет о вывозе сегодня на территорию Узбекистана. Поезда специальные будут отправляться из Центрального федерального округа, из других федеральных округов Российской Федерации. Сейчас, когда происходит понижение температуры, это уже становится проблемой граждан прибывающих. Кстати, знаете, эфиры интернет-изданий пестрели такими жуткими картинами необустроенного быта…

М. Курников— Это фотографии, это видео…

Д. Азаров— Я объясню, Максим. Мы создали лагерь временного размещения и приглашали всех туда. Там что у нас? Свет, подвоз воды бесплатной, палатки. То есть все условия. Санитарное обеспечение, безопасность. Но часть граждан Узбекистана отказались ехать в эти созданные специально пункты временного размещения.

М. Курников— Чем они это объясняли?

Д. Азаров— Вот не хотим. Они встали на границе Оренбургской области и сказали: мы отсюда не уйдем, ни шагу назад. Только вперед.

М. Курников— Они заняли очередь.

Д. Азаров— Да. И вот все эти картинки жуткие они как раз с этого, извините, не лагеря, а стойбища. Туда, по моей просьбе, приезжал господин посол Узбекистана в России Ботиржон Асадов. За это эму огромное спасибо. Он с ними разговаривал, и он тоже не смог их убедить. Поэтому не выкладывали картинки из лагеря временного размещения. Могу создать условия — приезжайте, посмотрите, как там все устроено. Снимали вот эти самостийные…

М. Курников— Вы говорите 2700 — это в лагере? Или вы учитываете и тех, кто так самостийно?

Д. Азаров— Больше у нас нет. Тех, кто стоит на дороге, сейчас нет. Всех убедили, и они сейчас все находятся, слава богу, в лагере.

М. Курников— Холода, наверное, помогли.

Д. Азаров— Ну еще не так холодно в Самарской области, как вы успели, наверное почувствовать. Тепло самарской земли ощутили на себе?

М. Курников— По ночам вообще-то свежо…

Д. Азаров— И хочу сказать, что на самом деле мы получили благодарность от посла Республики Узбекистан официально. И что мне особенно приятно — от граждан Узбекистана, которые, уезжая, оставили сотни подписей под благодарностью.

М. Курников— Насколько это длящаяся проблема? Это проблема, которую мы не разрешим за месяц, или это уже все утихает?

Д. Азаров— Мне трудно об этом судить. Этот вопрос стоит обсудить на уровне министерства иностранных дел. Знаете, в экономике Самарской области на сегодня около 18 тысяч работает людей из других стран. Это вот официальные данные минтруда. В Самарской области единицы, кто покидает. Мы анализировали, откуда эти люди. Москва, Московская область, Нижегородская область и так далее и так далее. Тех, кто постоянно трудится в Самарской области, там очень немного. Ну, наверное, они уехали раньше. Еще раз хочу подчеркнуть, что никаких специальных договоренностей (это я говорю для федерального эфира для тех граждан Узбекистана, кто хочет покинуть Россию через Самарскую область) нет у нас специальных договоренностей. Пожалуйста, достоверная информация только на сайте посольства Узбекистана и все вывозные рейсы там четко описаны. Следуйте этому, не создавайте проблем ни для себя, ни для своих близких. Тем более, еще раз подчеркну, сегодня снижение температуры становится просто рискованным для здоровья.

М. Курников— Еще одна тема, которая была не только в Самаре, но для Самары она актуальна — это выборы, которые прошли, а точнее, муниципальные выборы, которые были в Самаре. Сами итоги выборов тут, наверное…

Д. Азаров— В Самарской области,

М. Курников— В Самарской области, конечно. Но Самара меня интересует в большей степени.

Д. Азаров— Самара — не вся Самарская область.

М. Курников— Самара интересует потому, что здесь потрясающе удивительным образом организована система управления городом. Вот эти райсоветы… Когда я рассказываю знакомым политологам об этом, они очень удивляются, что город-миллионик управляется по такой системе.

Д. Азаров— Какие-то неквалифицированные политологи.

М. Курников— А вам нравится такая система?

Д. Азаров— Что значит нравится — не нравится?

М. Курников— В смысле — можно же сделать другую.

Д. Азаров— Ну я же должен работать в условиях, которые сегодня существуют.

М. Курников— Давайте расскажем для тех, кто не знает: в Самаре существуют райсоветы. Как в старые советские времена, да? Потом уже они делегируют депутатов в городской совет.

Д. Азаров— Это не просто городской совет. То есть вы правы. Самое главное, что городской округ Самара — столица региона, поделен на муниципальные районы внутригородские. Это не уникальная схема для нашей страны. Такая же схема в Челябинске и в Махачкале. И, действительно, девять муниципальных районов формируют свои райсоветы и дальше делегируют депутатов в городскую думу. Такая конструкция сегодня работает на территории региона.

М. Курников— Вам кажется она удачной для города-миллионника?

Д. Азаров— Могу вам сказать, и самарцы об этом знают, что в тот момент, когда она планировалась, а я был мэром Самары, я был против этой системы. На мой взгляд, нам тогда удалось сформировать такой общественный договор, прийти к взаимопониманию с городским сообществом и никаких проблем с точки зрения управленческих решений, воплощения их в жизнь даже в большом городе, в миллионнике, мы не испытывали. И я на тот момент высказывался, высказывался публично, что не нужно этого делать. На мой взгляд, тут могут возникнуть дополнительные риски, сейчас их, слава богу, нет, но они потенциально существуют. Мы же зону риска оцениваем всегда, и они могли возникнуть. Угроза, в общем, в перспективе существует. Когда район будет ставить во главу угла те вопросы, которые его интересуют. Общегородские проблемы его будут меньше интересовать и даже могут создавать какие-то сложности — в развитии транспорта, инженерной инфраструктуры…

М. Курников— То есть дробление управления получается.

Д. Азаров— Да. Понятно, что эти риски понимая, я создаю условия, чтобы этого не допустить. Конечно, у меня в момент, когда я вернулся в регион уже в должности исполняющего обязанности губернатора, когда я избрался губернатором, возник вопрос, насколько эффективно это оказалось. Мы проанализировали вместе с моими коллегами из муниципалитета, обсудили с сообществом, поняли, что эта система отработала эффективно, нельзя. Вопрос: это проблема вот этой новой конструкции либо все-таки исполнения. Что или как? Знаете, Максим, большой соблазн всегда у вновь приходящего руководителя сказать, что все, что было до меня — плохо, все отменить и сделать по-новому. Но, мне кажется, это путь, который может приводить к ошибкам. Быстрые решения не всегда хорошие решения. Все-таки мы посчитали вместе с депутатами райсоветов, городскими депутатами, и ко мне обратились, собственно говоря, депутатские сообщества: давайте, мы все-таки сохраним эту действующую систему (а это полномочия муниципалитета) еще один избирательный цикл и попробуем сделать так, чтобы она работала максимально эффективно. Возможности для этого есть. Вот смотрите, у нас же более двухсот депутатов райсоветов. В принципе такой депутат может знать в лицо каждого избирателя, каждую семью, которая живет на его территории.

М. Курников— Достаточно ста человек, чтобы его избрать.

Д. Азаров— На расстоянии вытянутой руки он должен быть от людей. Муниципальная власть должна быть самой близкой к людям. Самой понятной и самой близкой. Есть в этом преимущества? Вот смотрите, часто жалуются люди, что, допустим, в сельской местности не хватает бюджета для решения проблем. Какое преимущество там у муниципальной власти? Да каждого в лицо знают. Какие проблемы в каждом дворе, в каждой семье. Возьмите Москву — огромный бюджет, но знать в лицо каждого избирателя невозможно.

М. Курников— Ну там-то как раз субъект федерации и там немножко по-другому все.

Д. Азаров— Я же не про это говорю. Я говорю о том, что свои преимущества и недостатки есть у любой модели. Идеальной модели не существует.

М. Курников— Не считаете ли вы, что самарцы как бы отчуждены от управления собственным городом, что они низведены на уровень района, а дальше уже не они решают, кто будет депутатом.

Д. Азаров— Послушайте, они же избирают депутатов в районные советы и тем самым формируют пул людей, выборщиков, которые должны дальше делегировать депутатов в городскую думу.

М. Курников— Вам кажется, что эта система должна оставаться? Правильно я вас понимаю?

Д. Азаров— Я считаю, что часто мебель переставлять не стоит, нужно попытаться добиться того, чтобы эта система работала эффективно. Потенциал у нее есть, но он не реализован. Потому что зачастую пришли люди в райсоветы, которые в общем не хотели работать как депутаты. Когда по разнарядке, сейчас можно об этом говорить. Сейчас люди избирались, достаточно высокий уровень конкуренции был, и люди пришли с желанием работать. Давайте попробуем эту систему сделать эффективной, действительно близкой людям, не отчужденной, о чем вы сказали. Не получится — мы всегда можем вернуться к этому вопросу и изменить систему выборов, в том числе и формирования горсовета.

М. Курников— Я напомню, что мы говорим с губернатором Самарской области Дмитрием Азаровым.

Д. Азаров— Кстати, завтра первое заседание городской думы, обязательно собираюсь туда доехать.

М. Курников— Так вот, я напомню, что губернатор Самарской области Дмитрий Азаров у нас в эфире. Я спрошу еще об одной теме, которая касается всех уже теперь регионов без исключения. Это коронавирусная инфекция и борьба с ней. Буквально недавно чуть ли не до президента дошел вопрос: а кто же главнее, кто принимает решение — губернатор или местный руководитель Роспотребнадзора, что открывать, что закрывать. Вообще как складываются отношения. Вот в Астраханской области там прямо война между губернатором и Роспотребнадзором. Кто у вас-то принимает решение и кто за него отвечает потом?

Д. Азаров— На территории региона создан специальный штаб по противодействию распространению новой коронавирусной инфекции, который я возглавляю начиная с марта текущего года, собственно, когда мы ввели особый режим. Режим повышенной готовности так называемый. Он действует на территории Самарской области и теперь. Да, уровни ограничений в рамках этого режима разные были. Был жестче, потом ослабляли, но все решения принимает региональный штаб. Конечно, Роспотребнадзор, руководитель Ропотребнадзора входит в состав регионального штаба, и мы при принятии решения в первую очередь руководствуемся мнением специалистов-экспертов. Не секрет, что за последние полгода сейчас в каждой семье есть свой инекционист, но мы же понимаем, что все-таки мнение профессиональных людей мы должны в первую очередь брать для реализации. Мы поступаем именно так. Могу сказать, что очень профессиональный человек у нас возглавляет — Архипова Светлана Валерьевна. Человек, который дает точные профессиональные рекомендации, и мы никаких проблем не испытываем. Да, у нас бывают дискуссии, бывают споры, аргументы и обоснования. Не без этого, конечно. Собственно, и жители региона об этом знают. Но, тем не менее, мы всегда находим оптимальные, на мой взгляд, решения, сбалансированные решения, чтобы, с одной стороны, защитить здоровье людей, общественное здоровье, с другой стороны, дать возможность работать экономике. Собственно, наша совместная работа есть же результат. У нас уровень заболеваемости в регионе в два с половиной — в три раза ниже, чем в стране. В три, четыре раза ниже, чем в некоторых других субъектах Приволжского федерального округа. Это, я считаю, результат нашей работы.

М. Курников— Вы помните, может быть, мэр Москвы Собянин в свое время сказал, что невозможно знать реальную цифру, потому что не всех заболевших возможно зарегистрировать, не каждый доходит, не каждый видит на себе проявления. А как вам кажется, какая реальная цифра по заболевшим в Самаре? В Самарской области.

Д. Азаров— Я же не медиум. Вот у меня есть статистика, и я знаю, что сегодня у нас 110 вновь выявленных по области. И вот этими цифрами, подтвержденными ПЦР-исследованиями, мы и руководствуемся.

М. Курников— Эти цифры к вам приходят, или вы их утверждаете, проверяете, с ними работаете, как это происходит?

Д. Азаров— Нам эти цифры предоставляет Роспотребнадзор, сводом они занимаются, получая эти цифры из наших лечебных учреждений.

М. Курников— Что у вас с койко-местами, что называется? Насколько вы готовы к тому, что сейчас будет так называемая вторая волна? Если она, конечно, будет, по вашим прогнозам.

Д. Азаров— Знаете, я больше не то чтобы опасаюсь второй волны, я больше опасаюсь схождения двух волн, уж извините. Это традиционная для этого осеннего периода волна эпидемии гриппа и коронавируса. Это вызывает у меня опасения и тревогу. Поэтому мы постарались сейчас ускорить процесс вакинации от гриппа. Я поставил задачу минздраву, чтобы мы за октябрь справились. Темпы в общем-то неплохие, но недостаточные, на мой взгляд. Конечно, многое зависит и от своевременности поставки вакцины, потому что распределения идут через федеральный центр. Но мы четко организовали работу вместе с коллегами из муниципалитетов и трудовыми коллективами. Готовность у нас высокая. У нас сегодня 3998 коек отведены для больных коронавирусом.

М. Курников— А сколько из них свободны?

Д. Азаров— Сейчас находятся в больницах 2673 человека, из них с подтвержденным диагнозом 705 человек. Но пока позволяют нам койко-места, эти 2673 пациента находятся в ковидных госпиталях, в общем запас достаточно серьезный. При этом у нас более полутора тысяч коек обеспечены медицинскими газами, кислородом и 796 ИВЛ у нас стоит. То есть мы в общем готовы. Точнее, не в общем, а готовы принять удар. Другое дело, что, конечно, мы планировали ковид-госпитали переводить в обычный режим, но ситуация сегодняшнего дня нам этого не позволяет. С середины августа мы фиксируем прирост. У нас была выявляемость около 40 человек в день, сейчас — на уровне 110—120. Коэффициент распространения единица, потому что он стабилизировался на этом уровне, но все-таки он в три раза выше, чем было в июле — в начале августа. Конечно, мы приостановили перевод ковид-госпиталей в обычный режим работы. К сожалению, приостановили. Потому что эта угроза сегодня сохраняется. Дальше очень надеюсь на жителей Самарской области. Я хочу их еще раз поблагодарить. Я вам объясню: мы не принимали жестких мер ограничений. Мы не стали, например, вводить цифровые пропуска. Я вам скажу честно: я проанализировал, как они работают в соседних регионах, я не говорю про Москву, там эффективность была высокой. А вот в соседних регионах, когда субъект с численностью населения больше 3 миллионов человек, в день у него обращений за пропусками 30-40 тысяч — слушайте, ну это профанация, давайте честно говорить. Ну чего людям нервы-то трепать? Мы эти электронные пропуска тестировали, спасибо жителям города Кинеля, которые как пилот отработали.

М. Курников— Они и пилот отработали, и узбеков приняли.

Д. Азаров— Кинельский район и Кинель — это разные муниципальные образования. Именно там, в Кинеле, мы протестировали эти электронные пропуска. У нас были две технологические платформы, два технологических решения, которые помогли бы это реализовать. Мы жителям Самарской области объяснили: земляки, давайте не допустим введения этих мер, давайте соблюдать режим. Спасибо жителям, что откликнулись и меня поняли. Искренне это говорю. А то, что откликнулись, это уровень заболеваемости показывает. Спасибо сотрудникам управления внутренних дел, которые очень деликатно, уважительно рекомендовали людям не нарушать режим. И, конечно, спасибо врачам. Спасибо врачам.

М. Курников— Давайте я как раз обращусь к отзывам по этой теме, есть разные варианты, многие обижены. Сейчас мы обо всех скажем. Про узкое место пишут — это скорая помощь. Это момент того, когда человек понимает, что он заболевает и того, когда он попадает неважно в ковидный госпиталь или куда-то еще. Что с ними, что со скорой помощью? Действительно, вы фиксируете, что вызвать скорую помощь сильно сложнее? Иногда, тут люди пишут, что чуть ли не целый день, а то и два ждут.

Д. Азаров— Знаете, мы по каждому такому случаю, обращению, — а вы, наверное, знаете, я на онлайн-связи с жителями через различные интернет-ресурсы…

М. Курников— Мне сказали, что Инстаграм самый популярный в этом смысле.

Д. Азаров— Инстаграм вообще самый популярный. У меня он недавно. И вообще без него мне жилось бы спокойнее. В общем, каждый такой случай, когда люди пишут, что целый день не могли приехать, расследует министерство здравоохранения. И всегда на такое обращение, даже которое пришло не официально, а через интернет, проводится проверка. Проблема есть, Максим. Я вам объясню: исходя из расчета ОМС по количеству выездов, у нас количество бригад скорой помощи, которые в строю сию секунду, должно быть, например, в Самаре — 45. Всего у нас таких бригад по региону, по памяти скажу, 189, по-моему. 45 — в Самаре. Больше всего жалоб идет в Самаре, потому что здесь заболеваемость выше, чем в среднем по региону. И это соответствует средним многолетним наблюдениям по количеству выездов и тарифицируется по ОМС. С чем мы сталкиваемся сегодня? У нас 24 бригады специально отведены как ковидные. Из 45. Вот я, на примере Самары могу вам объяснить: если на одного пациента без подозрения на ковид, а здесь же неважно, есть ковид, нет. Есть подозрение, есть симптомы, — команда едет уже ковидная. Итак, на одного пациента по другим заболеваниям бригада тратит час времени, то есть доехать, провести работу, если надо — доставить в лечебное учреждение. А там, где есть подозрение на ковид — три часа. Это не время доезда. Время доезда — 20 минут — нормативное.

М. Курников— А из-за чего тогда 3 часа?

Д. Азаров— Сейчас скажу. У нас 70 процентов укладывается в 20 минут. Час — это, когда приехал, оказал первую помощь и отвез в больницу. Обычный пациент. Ковидный за счет чего? Во-первых, дольше подготовка для выезда к такому больному. Во-вторых, приезжая в больницу, он должен пройти санобработку и сам транспорт. Дальше прием больного — нужно провести КТ-исследование, компьютерную томографию. В три раза! Вот с этой проблемой мы столкнулись.

М. Курников— Получается, что не готовы.

Д. Азаров— Секундочку. Мы же этот опыт нарабатываем. Все человечество к этому не готово, не только Самарская область, правда? По уровню смертности, заболеваемости можно сравнить и страны, и регионы. Так вот, когда мы эту статистику у себя сформировали, а на это тоже надо время. Давайте посчитаем: из 24 бригад делим на три, потому что на одного пациента в три раза больше тратится времени. Значит, у нас вместо 24 бригад работают 8. и вместо 45 — 29, то есть 21 обычная и 8 — ковидных.

М. Курников— Есть ли возможность увеличить?

Д. Азаров— Мы приняли решение — 10 бригад дополнительно по Самаре выходят уже в течение десяти дней. Машины у нас, кстати, есть. Мы за последние три года полностью обновили парк машин скорой помощи — на 100 процентов, Представляете? В том числе, конечно, мы привлекли частный бизнес. По аутсорсингу у нас сегодня в Самаре работает 66 машин по одной компании и еще порядка 10 — других компаний. Вот бригад у нас сейчас 45, а машин у нас 66 допустим. Да, они на подменку работают, но мы увеличим количество бригад, сделаем это в ближайшие 10 дней. И будем двигаться дальше.

М. Курников— Я знаю, что некоторые недовольные медики хотели даже митинг организовать, им не дали согласования.

Д. Азаров— Дайте мне фамилии этих медиков. В хорошем смысле, Если помните, были некоторые сложности…

М. Курников— Просто они жалуются, что им не выплатили деньги, которые обещали.

Д. Азаров— У нас же была такая ситуация. Были сложности по весне, я лично с этими людьми встретился, мы разобрали пофамильно каждую ситуацию и решили все вопросы.

М. Курников— Действительно кому-то недоплатили?

Д. Азаров— Да, конечно, были такие ситуации, когда по различным причинам — технический сбой, бухгалтерский неучет, разная трактовка правил начисления. Поначалу эти правила были очень подвижны — нужно учитывать время, проведенное с ковидным больным, или нет. Или первое касание. Разные категории по скорой помощи и по врачам, которые работают в стационарах. Вот эти сложности мы преодолели. Мы создали рабочую группу вместе с работниками скорой помощи и ковидных госпиталей. Поэтому, дорогие медики, если вы, во-первых, считаете, что вам недоплатили, вы имеете возможность ко мне обратиться в удобной для вас форме — письменное обращение на имя губернатора; пожалуйста — в сети Интернет, мы это обязательно отловим и в рамках рабочей группы, которая действует до сих пор и в которой работают и министр здравоохранения, и руководители лечебных учреждений, и представители профсоюзов и трудовых коллективов. Причем это не лояльные, что называется, люди. У нас один из водителей скорой помощи, очень подготовленный, квалифицированный человек, разобрался во всех юридических тонкостях и помог нам разобраться во многих вопросах. Обращайтесь, мы обязательно все рассмотрим.

М. Курников— По поводу митингов. Вы наверняка знаете, что есть иск в суд, и там люди считают, что вы неправильно обходитесь с законодательством, когда запрещаете митинги.

Д. Азаров— Я вообще не запрещаю. Есть хоть один…

М. Курников— Есть постановление, подписанное вами, на которое ссылаются люди, которым запрещают митинги.

Д. Азаров— Стоп -стоп. Есть закон региональный, Максим, не надо путать. И мое постановление и региональный закон — это разные документы, разного уровня. Ссылаются на них муниципальные власти, правда? Я же не запрещаю и не разрешаю, меня никто не уведомляет о проведении митингов. Это работа муниципалитета.

М. Курников— Но когда вы видите большие мероприятия, которые проходят на самой большой площади в Европе, проходят футбольные матчи и прочее и при этом запрещаются митинги, насколько это сопоставимо?

Д. Азаров— Не знаю, не разбирался, ко мне с этим никто не обращался. Неужели вы думаете, что я, имея опыт работы в муниципальной власти, в своей работе буду стремиться подменить деятельность мэра или главы муниципального района? Да нет, зачем мне это надо. У каждого свои полномочия.

М. Курников— В некотором смысле обида была во многих сообщениях, что когда проводились большие мероприятия, например, на площади, а потом была волна — говорили: ну вот жители несознательные, а при этом эти мероприятия разрешаются.

Д. Азаров— А где волна? Какая волна? Вы о чем?

М. Курников— Какое-то повышение заболеваемости.

Д. Азаров— Вы серьезно? 3 миллиона 200 тысяч человек в Самарской области. 100 человек — это волна? Слушайте, это на уровне математической погрешности. Ну просто сопоставьте цифры.

М. Курников— Вам не кажется, что это цифры угрожающие для Самарской области?

Д. Азаров— Слава богу, нет, конечно. Мы четко исследовали причины вот этого изменения. Сорок человек и сто на 3 миллиона 200 тысяч — это статистическая погрешность, поверьте. Но мы исследовали это. И, конечно, мы поняли причины. Потому что по каждому ковидному больному мы разбираемся в цепочке — откуда. К сожалению, рост связан прежде всего с тем, что к нам прибывали жители Самарской области с отдыха, из других стран, других территорий и по цепочке это происходило. Вот основное, что явилось причиной.

М. Курников— Напомню, что у нас в студии губернатор Самарской области Дмитрий Азаров. И тогда я вам передаю от жителей Самарской области недовольство муниципальной властью, что они не согласовывают митинги. Может, у вас будет возможность переговорить с муниципалитетами и вы им подскажете, чтобы они не запрещали.

Д. Азаров— Знаете, можно действовать более конструктивно, если эти люди придут к главе города или к главе района в зависимости от вопроса и с ним поговорят. Я настраиваю муниципальную власть, я сам в этой шкуре был и прошел там самую жесткую школу, чтобы с людьми общались. Приходите на прием, уверен ваши вопросы будут решены.

М. Курников— Давайте я перейду к вопросам, которые приходят. Очень много вопросов про «Волгарь» и про экологические проблемы этого района. Люди жалуются на превышение предельно допустимых концентраций, на то, что там невозможно дышать. И говорят, что вы уже вмешивались в эту проблему. Но после этого не стало лучше, и продолжаются эти выбросы.

Д. Азаров— То есть, что вы предлагаете мне — без суда и следствия назначить виновных и расстрелять? Нет, конечно, мы в правовом государстве живем.

М. Курников— К счастью, не я принимаю решения, а вы.

Д. Азаров— Поэтому я не просто вмешивался, я создал условия, я создал систему мониторинга по просьбе жителей «Волгаря» городского округа Самара. Поняв, что муниципалитет там этот вопрос не решает. Вы знаете, что мы выделили деньги, создали систему мониторинга, стационарные посты за наблюдением. И как раз эти стационарные посты сегодня и выявляют превышения допустимых концентраций. Это я сделал. Вместе с жителями мы встретились, обсудили и создали систему мониторинга. Это первый шаг. Теперь на основании данных мониторинга региональной системы, не федеральной, Росприроднадзор берет эти данные и возбудил расследование и разбирается, что является причиной этих превышений предельно допустимых концентраций. И такое расследование сегодня ведется. Руководитель Росприроднадзора занимается этим вопросом, занимается энергично, он недавно работает в нашем регионе, и я очень надеюсь, что в ближайшее время у нас будет обоснованное, аргументированное заключение по источникам загрязнения.

М. Курников— У вас до сих пор нет понимания и даже подозрений, из-за чего этот район города задыхается?

Д. Азаров— Есть предположения, но, знаете, я всегда полагаюсь на мнение профессионалов. Будет заключение Росприроднадзора, это специальная служба, созданная в стране, и не нужно подменять коллег в своей работе. Потому что у них просто выше квалификация. И полномочия это их. Будут выводы и дальше будут, соответственно, действия или судебных, либо следственных органов, меры прокурорского реагирования. И так далее. Но сейчас расследование ведется. Дорогие жители «Волгаря»…

М. Курников— А есть какие-то сроки, когда это расследование должно быть завершено? Ну сколько могут люди задыхаться? Я могу сказать, мы получили, наверное, больше сотни вопросов на эту тему.

Д. Азаров— А вы знаете, когда система мониторинга заработала?

М. Курников— Я так понимаю, недавно.

Д. Азаров— Правильно. Поэтому, конечно, сейчас у нас есть подтвержденные данные, что превышение допустимых концентраций есть. Я собирал в рамках экологического совета всех руководителей предприятий. И, знаете, каждый говорит: не я.

М. Курников— А вы можете сказать : пока мы не разберемся, все предприятия прекращают работу?

Д. Азаров— А жить на что людям? На что жить тысячным трудовым коллективам?

М. Курников— А чем дышать жителям этого района? Понятно, что всегда экологические проблемы упираются в тех, кто живет рядом.

Д. Азаров— Ну давайте тогда назначать виновных, был же принцип децимации — каждого десятого расстрелять. Давайте так поступим, и все. Максим, вы о чем? Мы в правовом государстве живем.

М. Курников— Я просто спрашиваю, можете вы так сделать или нет.

Д. Азаров— Конечно, нет. У меня нет таких полномочий, и если б такой дурак работал в должности главы региона, его надо было бы гнать просто на следующий день. Вы о чем? Нам нужно наказывать виновных. Почему, например, высшая мера сегодня не применяется в стране? Главная причина — да не дай бог, чтобы не ошибиться, чтобы не пострадал невиновный человек.

М. Курников— Жители «Волгаря» ведь тоже ни в чем не виноваты. Получается, у нас нет оперативного механизма решения экологических проблем, а на этом вызревает большое недовольство.

Д. Азаров— Стоп. Мы живем в правовом государстве?

М. Курников— Конечно.

Д. Азаров— Недавно друзья привели мне опыт одного правового государства. Семь лет судебных разбирательств. Семь лет. Никто не возмущается. Правовое государство. Послушайте, да у нас меры реагирования не сопоставимы просто по сравнению со многими другими странами. Рассчитываю, что в октябре будут выводы, закончится расследование.

М. Курников— Октябрь. Фиксируем.

Д. Азаров— По предваительной информации Росприроднадзора, это так. Если бы я этим не занимался, если б я хотел закрыть глаза, разве поставил бы я там систему мониторинга? Это стоило денег, серьезных денег, но мы действуем в интересах людей и мы доведем ситуацию до конца.

М. Курников— Еще одна проблема — обманутые дольщики. И судя по количеству вопросов, их очень много.

Д. Азаров— Они у нас очень активные. Нигде не работает так активно Твиттер, как в Самарской области.

М. Курников— У вас ведь еще депутат есть Александр Хинштейн, который вроде бы, казалось бы, должен был решить все эти проблемы давно— он один из главных спикеров был по этой проблеме.

Д. Азаров— Что значит решить?

М. Курников— А что, нерешаемые они?

Д. Азаров— Давайте не будем все валить на одного человека, особенно проблемы, которые формировались годами.

М. Курников— Почему они до сих пор есть в регионе?

Д. Азаров— Когда-то Самара стала столицей обманутых дольщиков в стране. До 100 тысяч у нас их было. И когда я пришел мэром, мы за три года подряд по 8 тысяч обманутых дольщиков удовлетворяли в год. Вот такая работа. Потом была заброшена эта работа на территории региона, хочу вам честно сказать. Когда я еще находился в должности врио губернатора, первая моя встреча с дольщиками знаете сколько длилась — 9 часов 15 минут. То есть я пригласил всех, кто хотел, и выслушал каждого до конца. 9 часов 15 минут у меня была первая астреча с дольщиками. Я понимал, что накипело. Я понимал, что надо решать задачу. У нас есть данные. Мы за три года удовлетворили требования более 3 тысяч обманутых дольщиков. В этом году мы уже по четырем объектам решили проблему. Еще четыре рассчитываем до конца года, и это не считая денежных выплат, которые мы тоже осуществляем из регионального бюджета. Конечно, спасибо ДОМ.РФ, фонду, который создан на российском уровне. Мы 8 домов уже передали федеральному фонду и совместно с ними отрабатываем сегодня. Надеемся, что еще два объекта в ближайшее время — по этим объектам вам писали больше всех. Я знаю эти объекты. Это «Эл-Гранд» и «Средневолжскстрой».

М. Курников— Вы поверьте, тут еще много всего: тут и «Новая Заря», «Ильинская Плаза»…

Д. Азаров— «Ильинская Плаза» — в этом году будет решен вопрос. Максим, вы должны понимать, все, что было просто решить, мы решили за два года. Остались самые финансовоемкие объекты. Могу сказать, что первый посаженный жулик, потому что строителями нельзя этих людей называть, появился в Самаре, когда я был мэром. Я этого добился. И сейчас есть уголовные дела, и под следствием люди находятся, и так далее. Но самые финансовоемкие объекты остались. На достройку некоторых нужны миллиарды рублей. Мы из бюджета области должны выделить деньги? За счет других людей решить проблемы часто не очень внимательного отношения к своим деньгам отдельных граждан? Не можем мы так поступить, хотя региональный закон есть, и мы выплаты также осуществляем. Я уже сказал, что за счет выплат тоже мы уже около тысячи, наверное, граждан за три года удовлетворили.

М. Курников— А за последние 2-3 года появляются новые объекты, которые становятся проблемными?

Д. Азаров— Нет. Ну вот «Ильинская Плаза» — тоже жульническая схема. Идет следствие, поскольку эта площадка была отведена для компенсации как раз затрат, которые должен был понести застройщик на расселение обманутых дольщиков. Он их туда не взял, построил новый объект. Это мошенническая схема. Разбираемся.

М. Курников — У вас вместе с ДОМ.РФ есть понимание, когда можно будет подвести какую-то черту, когда вы закроете те объекты, которые возникли много лет назад? Какие сроки?

Д. Азаров — Конечно. На сегодня 8 домов мы передали ДОМ.РФ. По двум, надеемся, будет специальное правительственное решение. Там федеральный закон не позволяет ДОМ.РФ принять самостоятельное решение. Еще 15 домов планируется к передаче. Мы эти материалы сегодня тоже подготовили и уже направили в ДОМ.РФ. По остальным домам у нас есть четкая раскладка по каждому объекту. По 30 домам сегодня реализуются решения. Я сказал уже, что четыре мы должны ввести до конца года, четыре уже в этом году ввели. По некоторым только проектирование или перепроектирование сегодня ведется. У нас горизонт — 2024 год, предельный пока. Это не быстрые решения, и это серьезные деньги.

М. Курников— Вы понимаете, какая сейчас ситуация в экономике? Когда вы видите новые дома закладываются, вы радуетесь или думаете: ох, мне это разгребать потом.

Д. Азаров— Я, работая в Федеральном Собрании Российской Федерации, возглавлял комитет крупный в верхней палате парламента, и стройка тоже была предметом ведения моего комитета. Поэтому я принимал личное участие в формировании законодательства, которое бы создавало условия, не допускающие возникновения обманутых дольщиков. Вы знаете, что сегодня работа ведется через банки, через эскроу-счета. Это, конечно, очень серьезный механизм. В чем проблема? Давайте честно говорить: этими решениями мы подзакрутили гаечки на строительном рынке. И это оправдано, потому что надо интересы и права граждан защитить. В этих условиях ждать опережающего роста строительства невозможно. Когда ты рассчитываешь на опережающий рост, ты, наоборот, гаечки должен чуть-чуть ослаблять. Ну это жизнь, это экономика. Мы подзакрутили гайки, при этом мы хотим и ставим себе задачу и будем добиваться увеличения темпов строительства. Да, наверное, пауза по приросту вводимого жилья небольшая будет в этом году, но только для того, чтобы перенастроить механизм. Чтобы новые механизмы долевого строительства в полной мере заработали. И мы понимаем, в следующий год и последующие годы мы будем выходить с приростом строительства жилья. Конечно, очень надеемся, что изменится ситуация в экономике, что будет расти потребительский спрос, доходы населения — это важнейшие факторы развития строительной отрасли.

М. Курников— Последний вопрос, тоже очень много об этом спрашивали — про реформу мусорную так называемую.

Д. Азаров— У нас не было реформы.

М. Курников— Насколько вы удовлетворены тем, как это работает сейчас? Потому что мусорный оператор появился, как ни крути…

Д. Азаров— Как везде в стране.

М. Курников— Да, но при этом те же самые компании работают и, как по крайней мерет, теперь в этих компаниях говорят, они платят деньги региональному оператору, а тариф для них в общем-то не поменялся. То есть они, получается, просто меньше зарабатывают. Иногда до 50 процентов.

Д. Азаров— Придет время тарифного регулирования, и тарифный орган очень внимательно проанализирует. Я в этом убежден.

М. Курников— А что меняет появление регионального оператора?

Д. Азаров— Во-первых, региональный оператор появился в соответствии с требованиями федерального закона. Могу вам сказать, что изменилось за время работы регионального оператора. У нас появились новые мусоро-сортировочные станции либо те станции, на которых на момент появления регоператора сортировка уже производилась, увеличили свои мощности. В том числе, в этом году у нас три объекта, которые должны быть реализованы. Это только в этом году. В области появилось 158 новых мусоровозов, 17000 новых контейнеров и 215 новых бункеров. Самое главное — у нас до старта работы регоператора (поверьте, у меня к нему куча вопросов, куча претензий, я-то знаю больше, у меня гораздо больше с них спрос, но я говорю и то, что и сделано) 532 населенных пункта в Самарской области раньше мусор вообще не вывозили. Мы об этом забываем. Пятьсот населенных пунктов! А сейчас они охвачены у нас вывозом мусора с разной регулярностью и так далее.

М. Курников— Вас скорее устраивает то, как сейчас это происходит? Я сейчас вижу, как многие губернаторы говорят, что этот закон в общем-то провалился в их регионах.

Д. Азаров— Знаете, вот есть закон, если тебя что-то не устраивает — ты же губернатор — инициируй изменения в него, внеси изменения. У тебя есть депутаты Государственной думы, представляющие регион.

М. Курников— Просто регоператоры часто аффилированы с крупными федеральными структурами, и губернаторы ничего не могут поделать с ними.

Д. Азаров— Чего болтать-то, чего воздух сотрясать, пиши заявление и уходи с работы, раз ты не можешь ничего сделать, если ты губернатор. Ну пиши заявление и до свидания. Найдется человек, который что-то будет делать. У нас 626 свалок за эти годы ликвидировано. 626! Мы их все проинвентаризировали. Было это когда-то? Да никогда! Это мы сделали. 900 свалок выявили, 700 из них ликвидировали.

М. Курников— Судя по тому, как вы говорите, вы скорее довольны.

Д. Азаров— Нет, я недоволен.

М. Курников— О проблемах вы не говорили.

Д. Азаров — Проблемы есть. Мы фиксируем нарушение регулярности вывоза, мы фиксируем отклонения от темпов реализации инвестиционной программы. Но мы же понимаем, с чем это связано. У нас, к сожалению, платежная дисциплина была невысокая на старте. Сейчас важнейший фактор неплатежей — это, конечно, пандемия, падение доходов населения. Конечно, это затормозило некоторые инвестиционные программы. Но и то, что сделано, надо отмечать, конечно. Еще раз подчеркну, куча претензий у меня сегодня есть и к регоператору, и к перевозчикам, но мы настраиваем новую систему, которой не было в стране. И еще раз отвечу на вопрос по поводу реформы: у нас не было реформы.

М. Курников— У вас она усеченная, давайте так назовем.

Д. Азаров— Я понимал, что идут изменения на федеральном уровне, понимал, что если мы еще тут на местном, региональном уровне будем менять, то мы вообще коллапс можем устроить. Поэтому как платили в городах с квадратного метра, так и платят. Как платили в сельской местности на протяжении десятков лет подушевую, так и платят. Те, кто говорят, что с этим не согласны, я напомню: десятки лет было так. Мы проанализируем данные, мы накопим опыт. Для тарифного органа нужно 3-4 года, чтобы понимать. И если это будет не эффективно, мы вернемся к этому вопросу. Но давайте понимать и другое, что все-таки у кого больше площади, тот производит, как правило, больше отходов. Просто уровень доходов, как правило, у этих людей выше, а значит, более дорогие продукты, больше упаковки и так далее.

М. Курников— Перебираем уже по времени. Спасибо большое. Это был Дмитрий Азаров, губернатор Самарской области.

Д. Азаров— Спасибо вам.

М. Курников— До свидания.

Д. Азаров— До свидания.

Теги
Поделиться публикацией:

Похожие статьи

Персонально ваш / Ольга Шелест / Ведущий Антон Рубин

Номер телефона рекламной службы

+7 (846) 219-33-22

Опросы

Голосовать на выборах три дня

Загрузка ... Загрузка ...

Календарь

Сентябрь 2020
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Авг   Окт »
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930