Эфир +7 (846) 219-33-11 || +7 987 432 52 95 (для SMS, Viber,WhatsApp)

Эхо Москвы в Самаре

БЛОГИ. Политтехнолог Андрей Перла: В августе 1991-го в России произошла цветная революция

БЛОГИ. Политтехнолог Андрей Перла: В августе 1991-го в России произошла цветная революция
Август 19
17:13 2020

Сетевое издание ForPost

Когда я итожу то, что прожил, я вспоминаю одно и то же – 19-е, первый день…
Нам очень любят говорить, что вот, в России не было, вы не видели (и сами не делали) демократической революции, а если бы вы видели, относились бы к украинскому майдану по-другому и к арабской весне по-другому, и вообще по-другому бы жили, ватники вы, колорады, любители и защитники диктатуры.
Но в том-то и дело, что мы видели, делали и все это помним.
Не все, конечно, а кто уже тогда был достаточно взрослым и сейчас еще не совсем старик. Вот как я, например.
Двадцать девять лет назад в России произошла цветная революция. Сравнивать ее было не с чем, понимать, что происходит, было некому. Она прошла на ура, все закончилось за три дня, плюс еще несколько месяцев, в которые Советский Союз формально существовал и у него был президент.
19 августа 1991 года заявил о себе Государственный комитет по чрезвычайному положению. Он попытался отобрать власть у Михаила Горбачева, генсека КПСС И президента СССР. Отобрал успешно.
Горбачев был заблокирован на даче в Форосе. Тут у вас недалеко, буквально за углом…
ГКЧП попытался воспользоваться этой властью и управлять страной. Ничего не получилось, страна предпочла Ельцина, на тот момент настолько же легитимного правителя РСФСР, главной союзной республики, как Горбачев — СССР.
Три дня демонстраций, митингов, вялых попыток напугать митингующих танками (всего три дня! Совершенно ничтожный Янукович в следующем веке и то держался четыре месяца!) и сдача в плен. И все.
Ни великой красной империи, ни идеологии, ни истории с географией — ничего. Сдуло ветром.
Конечно, ничто в мире не повторяется с буквальной точностью. В 1991 году еще не было «методички Джина Шарпа», и современных средств коммуникации не было тоже.
То, что происходило тогда в Москве и в крупных российских городах поэтому несколько отличалось от того, что происходило потом в Бишкеке или в Киеве или в Каире.
И тем, что защитники режима сами были мятежниками и никак не могли унять дрожь в руках.
И тем, что они могли заблокировать работу всех имевшихся тогда СМИ и революционерам — настоящим мятежникам — пришлось создавать «Общую газету» (еще у них было радио «Эхо Москвы»).
И тем, что информационное влияние запада, который, на самом деле, в те дни одерживал решающую на долгие годы вперед победу, проявлялось в «голосах». В западных радиостанциях.
Современным революционерам хорошо, вот телеграм, вот смартфон. Вот мы в их годы…
Да, вот именно. Мы. Когда я теперь думаю о цветных революциях — а я по работе теперь только то и должен делать, что о них думать и давать советы, как с ними быть, другой вопрос, публичные советы или нет — я вынужден думать, что и я, было дело, поддерживал восстание идиотов против собственной страны.
Не очень активно, правда, по объективной причине — не случилось мне, семнадцатилетнему дураку, быть в те дни ни в Москве, ни в Самаре, в палатках мы были за Волгой. Но все равно, и до того и после того — годы после того! — был я «демократ».
Искренний из искренних сторонников «свободы» и прочих прекрасных вещей. И даже, наверное, лучше многих мог объяснить, что имеется в виду под словом «свобода» и под словом «тоталитаризм». Исторический факультет вплоть до красного диплома…
Когда я вспоминаю одно и то же, 19-е, первый день, я даже не могу сказать, что мне ужасно стыдно за то, каким я был дураком тридцать лет назад. Вместе со всей страной.
Мне должно быть стыдно, я умом это понимаю. Но трудно помнить, что мы тогда со страной сделали — и не помнить, какими мы были. Гитары и веселье, и весь мир у ног.
Семнадцатилетние счастливы своей юностью и жаждой свободы. Молодостью и глупостью. Счастливы бунтом против затхлого мира косных и старых взрослых. Которые взрослые, надо же, стращают их тем, что если разрушить существующее, не станет социальных благ. Бесплатной медицины и гарантированной работы.
Что семнадцатилетним эти страхи?! Мы молодость мира! Отдайте нам наши джинсы, и чтобы они стоили не по сто рублей, и наши двухкассетники, и уберите ментов с улиц, они мешают…
Блажен, кто смолоду был молод, блажен, кто вовремя созрел. Никогда не будет такого, чтобы юные уважали достижения старших и боялись их потерять. И старших, и достижения.
Никогда не будет такого, чтобы юные не были революционерами. Все, что можно сделать — это устроить общество таким образом, чтобы молодые могли устраивать свой непременный бунт, необходимый для взросления, но чтобы этот бунт не был разрушителен для государства и общества.
Для этого нужно, чтобы юные революционеры не имели возможности привлекать к себе старых дураков, а безумные, но не глупые страшные старики не имели возможности командовать юными революционерами.
Чтобы нормальные обычные люди зрелых лет были довольным своим обществом настолько и боялись его потерять настолько, чтобы, если что, выйти на его защиту.
Надавать молодым дуракам… Необходимых советов. Непререкаемым тоном.
Если опытные взрослые сами не знают, чего стоило то благополучие, в котором они нынче живут, если готовы поверить в то, что скинуть тирана — и станет лучше, закрыть заводы — и станет лучше, тогда пиши пропало. Кончится страна.
И ведь каждое поколение через это проходит. Каждое. Как бы уже научиться не ходить по кругу?

Фото со страницы автора блога в Фейсбуке

Поделиться публикацией:

Похожие статьи

Персонально ваш / Александр Хинштейн, депутат Государственной думы / Ведущий Сергей Курт-Аджиев

Номер телефона рекламной службы

+7 (846) 219-33-22

Опросы

Голосовать на выборах три дня

Загрузка ... Загрузка ...

Календарь

Август 2020
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    Сен »
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31